20:00 

Умозрительные построения экспериментального характера. Гениальность

Fair Angel - Jess
Бог - не ангел. Он просто такой, как он есть.
Создание человеческого существа для меня - уже довольно привычный процесс. Нужно взять относительно стандартный сосуд (ангелы делают, но у них идеально одинаковых не получается), и понемногу из разных баночек насыпать... Бывает, конечно, рука дрогнет - и пересыплешь человеку какой-нибудь гордости, или тщеславия. А ангелы даже идеальные пропорции всех порошков рассчитали. Однако скучное это занятие - создавать обычных людей, скажу я вам. Их за земной «день» можно сотни тысяч наштамповать. Но ангелам я этого не доверяю: иногда приходится по необходимости, так они на внешнюю форму человека совсем внимания не обращают - приходится результат уже с земли изымать. А ведь, бывает, и не уследишь.
Другое дело - создать гения. Когда я хочу, чтобы родился гений в каком-то искусстве, приходится брать сразу сотню флаконов, а то и больше: все, с кем он в жизни столкнётся, должны взаимодействовать с его гениальностью.
Начинаю, конечно, с Гения. На треть формы я насыпаю то искусство, служителем которого он будет. Тут и любовь к этому искусству, и вкус, и способность творить. Потом добавляю столько же любви и тщательно перемешиваю, чтобы каждая крупинка имела соседство с частичкой другого вещества. Остальную треть занимают непосредственность, фантазия, доверчивость и другие не слишком нужные качества «среднестатистическим», как говорят на земле, людям. И ещё я даю ему Смех, чтобы он смеялся, звонко, неуместно, громко над всеми нелепостями и условностями мира, в который попадёт. Естественно, что для расчетливости, прагматичности и подобного места не остаётся вовсе.
Затем я создаю Женщину-для-Гения. Для этого беру сразу два совершенно разных сосуда. В один кроме стандартного набора кладу Способность Любить Гения, благодаря которой эта женщина всегда будет ждать его, поддерживать во всём, сможет жить рядом с ним постоянно (что непросто), и превыше всего она будет ценить его творения. Эта женщина изначально принадлежит ему, она всегда будет следовать за ним. Во второй же сосуд я помещаю Способность Отказать Гению. Эта женщина всегда будет бежать от него, и даже если полюбит (что вполне возможно), то это будет обычная, человеческая, временная любовь. Жить с ним она не сможет, и его творения будут интересовать её разве что как один из способов возвыситься самой.
Бывает, Гений встречает в жизни только одну из этих женщин. Тогда они живут счастливо до его смерти (непременно его!), либо преследуют один другого. Но случается, что он встречает обеих. Тогда он выбирает ту, которая даёт ему больше сил творить. Ту, для которой он захочет создать величайшее в мире произведение искусства. Но исхода по-прежнему только два: счастливый брак и вечный бег по следу.
Теперь можно взяться за Воспитателя для Гения. Им может оказаться родитель, опекун, брат или друг - почти кто угодно. Его миссия - открыть прелесть искусства Гению, подтолкнуть к первому произведению, дать почувствовать вкус творчества. Этому человеку нужны твёрдость, сила воли, и незаурядное чувство прекрасного, но должна начисто отсутствовать способность создавать. За счёт этого человека у Гения этой способности в два раза больше, чем в обычных пропорциях. Однако расцветает Гений либо после разрыва отношений с Воспитателем, либо после его смерти: ведь Гений не может быть ведомым.
Остальным в окружении Гения достаются неиспользованные качества: кому зависть, кому восхищение, кому презрение.
...Наконец я даю им жизнь. Самое интересное - наблюдать за тем, как она сложится. Гений может отказаться от своей гениальности, посвятить себя любви, а не искусству, запутаться в отношениях с окружающими... Я внимательно слежу за каждым его шагом, за тем, как он падает и поднимается, и снова падает, и снова поднимается...
Люди говорят, «гении быстро сгорают». Нет, они не сгорают. Живут на пределе, потому что ярче чувствуют цвет, свет, звук. Презирают условности - правила, время, смерть. Но умирают они не от этого. Как я уже говорил, человек - это сосуд. Сосуд этот может медленно увеличиваться, что и происходит обычно. Но не забывайте, что две трети гения составляют искусство и любовь! Когда он находит женщину, для которой готов творить, эти вещества начинают увеличиваться с двойной, а то и тройной скоростью. Любовью питается искусство, искусством питается любовь - замкнутый круг, и чем дальше, тем больше оборотов, быстрее, сильнее, выше и глубже... В момент, когда сосуд не выдерживает и лопается от переполняющих его любви и искусства, Гений умирает. По существу, искусство и любовь поглощают его, перерастают. И после смерти Гения они ещё долго брызжут во все стороны, окатывая человечество лучами истинной, вечной, трансцендентной любви через созданные им произведения. И чем сильнее была его любовь, тем сильнее бьёт фонтан творчества, тем громче он смеётся в небе над миром.
Ради этого, пожалуй, стоит кропотливо создавать гения и всех, кто будет его окружать. Ради этого, пожалуй, стоило создать Человека.
Но Гений-то знает, что всё, ради чего стоит жить и творить - это любовь. И он знает, что любовь - вечна, и она, только она способна сделать вечным произведение искусства.

URL
   

В тихом омуте черти водятся...

главная